• Главная
  • ЛЕНТА НОВОСТЕЙ
  • АРХИВ НОВОСТЕЙ
  • Фотогалереи
  • Реклама
  • Контакты
  • RSS feed
  • Издается с 5 октября 2004 г.
  • Как горел Киев
    Опубликовано: 2013-01-18 08:30:48

    На время небывалой жары, как известно, в столице прекращено устройство фейерверков. Но подобная предосторожность – далеко не лишняя

    Об этом свидетельствуют события киевской истории, произошедшие без малого 200 лет назад, когда был испепелен старинный Подол.

    День Х – 11 июля 1811 года

    В те времена именно на Подоле сосредотачивались торговля и ремесла, здесь же находился городской магистрат. Местность была застроена довольно плотно, хотя в основном она представляла собой узкие, кривые улочки, на которых густо стояли дома в 1–2 этажа – преимущественно деревянные и лишь кое-где каменные.

    Ранний рассвет 9 (21) июля 1811 года встретил подолян безоблачным небом. Но к полудню солнце было закрыто плотными клубами черного дыма! Со всех колоколен гремел набат, а жители в панике метались между домами, охваченными пламенем, и лихорадочно спешили к берегу реки, куда можно было еще оттащить отбитые у пожара остатки своего скарба.

    Тогдашнее лето было, возможно, не таким знойным, как нынешнее, но все же довольно жарким и сухим. Деревянные кровли зданий готовы были вспыхнуть от малейшей искры. Огонь распространялся со скоростью падающего домино. А чем сильнее горело, тем энергичнее циркулировал воздух и тем мощнее его потоки разносили источники возгорания по новым и новым кварталам...

    Свидетелем этой жуткой картины был 6-летний сын подольского жителя Николай Закревский. Впоследствии он стал выдающимся историографом Киева и, рассказывая о пожаре, живописал его во всех подробностях: «Пламенные волны, переходящие от одной части нижнего города к другой, сильный ветер, разносящий во все стороны горящие доски, густой дым, падение домов на пространстве трех квадратных верст и отдаленный крик спасающихся – все это представляло зрелище необыкновенное и ужасное».


     

    Три дня огонь пожирал подольские кварталы. Едкий дым распространился далеко за пределы Киева: невыносимый смог нависал тогда над Козельцом и даже над Нежином. Потом горожане подвели неутешительные итоги. Почти весь Подол обратился в золу и пепел. Сгорело 1176 домов; пострадало от огня около 20 церквей, три монастыря. Множество киевлян лишилось нажитого в течение нескольких поколений достояния...

    Кто поджег Подол?

    Сразу же по городу поползли мрачные слухи. Напомним, что международная обстановка тогда была взрывоопасной. Между Российской империей и наполеоновской Францией назревала война: царь Александр ясно видел, что Наполеон превращает Польшу в антирусский плацдарм. И вот среди киевлян распространилась молва, будто бы к пожару причастны агенты-поджигатели – поляки и французы, будто некоторых из них даже схватила полиция.

    Эти толки дошли до самого царя. Чтобы получить достоверную информацию, министром полиции был направлен из Петербурга в Киев специальный «следственный пристав» – надворный советник Аничков. Столичный агент проявил настойчивость и расторопность. Его энергичные допросы вскоре открыли причину трагедии, которая оказалась вполне прозаичной: Подол сгорел из-за мальчишки-оболтуса по имени Василий Авдеев (Авдеевский), игравшего с самодельной петардой!

    Виновнику пожара было всего 15 лет. Как значилось в официальном донесении, он «в то время, когда отец и мать его спали, начинив перо порохом, зажег оное, которое бросил в бывшую у нужного места солому, и в то время, когда оная начала уже гореть, он, испугавшись, ушел со двора»... Вот, оказывается, какие дурацкие забавы оставили тысячи семей без крыши над головой.

    А план возрождения до сих пор нереализован

    Правительство и доброхоты оказали пострадавшим денежную помощь (хотя до большинства погорельцев дошли жалкие крохи – по выражению Закревского, вследствие «пристрастия непосредственных раздавателей»). А затем местные власти под руководством военного губернатора Михаила Милорадовича взялись за восстановление сгоревшей местности.

    В Киеве был разработан новый генеральный план, учитывающий особенности местности. Но царь Александр I по-своему решил судьбу Подола, выбрав для его распланировки вариант, предложенный столичным архитектором Вильямом (Василием) Гесте. На плане Гесте продольные и поперечные улицы расчертили Подол на аккуратные клеточки-кварталы, и вскоре по этой схеме начали расти новые каменные дома. Впрочем, некоторые идеи из предыдущего замысла все же удалось реализовать. Сформировалась центральная (Контрактовая) площадь, открыв для обозрения старинный Братский монастырь с Киево-Могилянской академией. К площади пролегла просторная улица, наименованная Александровской в честь царя (ныне – Гетмана Сагайдачного). Другие улицы, согласно предложению Милорадовича, были названы «известными именами в древней истории, так как оная делает Киев достопамятным».


     

    На центральной площади тот же Гесте предусмотрел общественный комплекс, включавший три здания классического стиля, объединенные колоннадой. Справа – Контрактовый дом, средоточие деловой жизни всего Юго-Западного края; слева – почтамт; в центре – новый корпус магистрата, увенчанный башней (взамен прежнего, сгоревшего). Правда, этот монументальный замысел остался лишь на бумаге. У города не хватило средств на его выполнение. Из всего комплекса Гесте был построен только Контрактовый дом.

    Впрочем, место для возведения остальных построек так и осталось незанятым. И теперь, как известно, на повестке дня стоит предложение реализовать проект почти двухсотлетней давности в полном объеме. Его сторонники уверены, что центр Подола станет от этого красивее и гармоничнее.

    Дома-«останцы»: их можно увидеть и сегодня

    Прогуливаясь по старинным кварталам Подола, можно безошибочно опознать старинные здания, пережившие пожар 1811 года. Ведь когда-то они были выстроены вдоль прежних улиц, исчезнувших в огне и потом упраздненных согласно новому плану. Как правило, фасады этих домов (их в свое время окрестили «останцами») расположены под углом к нынешней уличной сети. Примеры таких строений – знаменитый «домик Петра I» на углу улиц Константиновской и Хоревой, помещение Музея гетманства (безосновательно называемое «домом Мазепы») по Спасской, 16б, одноэтажный домик купцов Балабух на углу Андреевской и Сагайдачного. Увидев любое из них, можете не сомневаться: перед вами памятник старины, разменявший уже третью сотню лет!

     

     

    Но если перейти через линию Верхнего и Нижнего Вала, то там в нескольких дворах можно увидеть косо стоящие дома, явно не «допожарной» эпохи. Судя по их виду, они появились не ранее конца XIX века. Чем же это объяснить?

    Дело в том, что в старину Верхний Вал и Нижний Вал представляли собой реальные земляные насыпи-валы, разделенные нижним течением малой речки Глубочицы (их линия, к слову, долгое время проходила не прямо, а зигзагом). Низинная местность до Верхнего Вала считалась собственно Подолом, а за Нижним Валом начиналась так называемая Плоская часть города. Русло между валами носило малопочтенное название «канава». Пожар 1811 года истребил почти весь Подол до «канавы», а кварталы за «канавой» практически не пострадали. Их планировка оставалась по-старому хаотичной еще долго после того, как на Подоле реализовали начертания Гесте. Ведь если на выгоревшей территории нетрудно было перекроить кварталы и ровненько проложить новые улицы, то в Плоской части для достижения «регулярности» требовалось резать частные усадьбы по-живому. Не так-то просто было добиться этого у обывателей. Но после того, как Юго-Западный край возглавил грозный и непреклонный генерал-губернатор Дмитрий Бибиков, населению Плоской части поневоле пришлось заняться перепланировкой. Основной ее целью было спрямление улиц по образцу Подола.

      

    Владельцы участков вынуждены были отдавать часть своей земли под новые магистрали, получая в качестве компенсации кусочки старых упраздненных улиц. Если на месте будущих трасс оказывались дома – их приходилось сносить (за вознаграждение от казны). К счастью, в те времена Плоская часть была застроена главным образом одноэтажными деревянными хибарами. А в конечном счете границы между соседними усадьбами внутри новых регулярных кварталов Плоской части прошли по самым причудливым линиям, соответственно расположению нетронутых построек. Потом прежние домишки уступили место капитальным корпусам, которые тоже были приспособлены к старым границам. И стоят таким необычным манером до сих пор.

     

    Источник http://www.interesniy.kiev.ua

    Внимание!!! При перепечатке авторских материалов с E-NEWS.COM.UA активная ссылка (не закрытая в теги noindex или nofollow, а именно открытая!!!) на портал "Деловые новости E-NEWS.COM.UA" обязательна.



    E-NEWS.COM.UA

    Электронная почта проекта: info@e-news.com.ua
    Тел.: +380-50-441-7388
    © E-NEWS.COM.UA. Все права защищены.
    При использовании материалов сайта в печатном или электронном виде активная ссылка на www.e-news.com.ua обязательна. Мнения авторов могут не совпадать с позицией редакции. За содержание рекламы ответственность несет рекламодатель. Права на информацию принадлежат www.e-news.com.ua.