• Главная
  • ЛЕНТА НОВОСТЕЙ
  • АРХИВ НОВОСТЕЙ
  • Фотогалереи
  • Реклама
  • Контакты
  • RSS feed
  • Издается с 5 октября 2004 г.
  • Российская экономика крайне уязвима — The Economist
    Опубликовано: 2014-11-25 14:00:00

    Банкротства банков, корпоративные банкротства и глубокая рецессия экономики России выглядят более чем вероятными.

    Владимир Путин не испытывает недостатка в проблемах, многие из которых созданы им самим. В Восточной Украине идет бойня, там он продолжает подогревать ситуацию. Его отношения с Западом — на грани, даже Германия теперь оборачивается против него. На его границах — исламистское восстание, а внутри страны — недовольство среди растущего количества людей, сомневающихся в разумности его политики в Украине. Но одна проблема может все-таки затмить все вышеперечисленное: подбитая экономика России может сползти в кризис, пишет The Economist.

    Некоторые недуги России общеизвестны. Ее нефтезависимая экономика серьезно выросла на фоне растущих цен на энергоносители; сейчас, когда цены на нефть упали со среднего показателя около $110 за баррель в первом полугодии до отметки ниже $80, Россию чувствительно задело. Более двух третей экспорта приходится на энергетику. Рубль упал на 23% за три месяца. Западные санкции также стали болезненными, поскольку банкиры ввели ограничения не только для друзей Путина, но для гораздо более длинного списка российского бизнеса. В более общем рассмотрении, года клептократии оказали губительное воздействие на страну. Большая часть ее богатства была поделена между друзьями Путина.

    Все ожидают продолжительной стагнации, но согласно расхожему мнению, Путин достаточно силен, чтобы этому противостоять. Падение рубля сделало некоторые экспортные отрасли, такие как сельское хозяйство, более конкурентоспособными. Эти экспортные отрасли в соединении с блокирующими импорт ответными санкциями значат, что у России все еще остается небольшой профицит торгового баланса. У нее есть запас валютных резервов в количестве около $370 млрд, согласно данным центрального банка. Добавьте сюда стойкость россиян, которые склонны возлагать вину за лишения на иностранцев, и взгляд из Москвы, заключающийся в том, что у Путина есть время для маневра. Предполагают, около двух лет.

    На самом деле, кризис мог случиться намного раньше. Российская система защит намного слабее, чем может показаться на первый взгляд, их можно проверить любыми последовательными ситуациями — очередным падением цен на нефть, проваленной реструктуризацией задолженностей российскими компаниями, углублением западных санкций. Когда экономики выходят на неустойчивый курс, международная финансовая система часто работает на быстрой перемотке, сталкивая страны за край быстрее, чем ожидают политики или инвесторы.

    Опу(тин)стить хорошего человека

    Непосредственное беспокойство вызывают цены на нефть. Путин уверен, что они восстановятся. Но объемы поставок растут, а ОПЕК заинтересована в защите своей доли рынка. Американские правительственные органы предвидят, что цены на нефть могут в среднем достичь $83 за баррель в 2015 году — это намного ниже уровня $90, необходимого России для того, чтобы избежать рецессии (и сохранить баланс ее бюджета). Если глобальный спрос станет слабее — Япония съехала в рецессию со времени последних прогнозов — цены на нефть упадут еще ниже. Это мгновенно заставит инвесторов переоценить российские перспективы.

    Есть еще выплаты по задолженностям. У российских компаний более $500 млрд внешней непогашенной задолженности, и $130 млрд из них должны быть погашены до конца 2015 года, в то время как не многие западные банки обладают желанием с этим связываться. Даже компании с валютными доходами могут испытывать проблемы с выплатой задолженностей. Роснефть, нефтяной гигант, недавно попросил у Кремля кредит в размере $44 млрд. Путин пока не согласился, но он не может позволить развалиться компании, на 70% принадлежащей государству, со 160,000 сотрудников. Очередь проблемных российских компаний растет. Количество проблемных кредитов начало расти еще до того, как процентные ставки поднялись до 9.5% с целью защиты рубля. Тем временем российские банки зависят от центрального банка в возмещении потерь от депозитов, которые их клиенты по понятным причинам переводят в доллары.

    Прямо или опосредованно, многие из этих счетов уйдут в Кремль, вот почему его резервы жизненно важны. Они испаряются со $100 млрд в прошлом году, после провалившихся попыток защитить рубль. А бухгалтерия жульничает. Из заявленных $370 млрд резервов более $170 млрд находятся в двух инвестиционных фондах страны.

    Некоторые из их активов нестабильны, включая разные доли в российских государственных банках и украинских облигациях, которые агрессия самого Путина обесценивает с большой скоростью. Один из фондов выделен под пенсии. На самом деле российское правительство располагает около $270 млрд наличности, доступной и готовой к использованию без необходимости где-либо экономить — это меньше, чем его обязательства по внешним задолженностям на следующие пару лет.

    Все это создает для России проблему, но хищная внешняя политика Путина может усилить эту тенденцию. В конце концов, он — человек, вторгшийся в другие страны и лгущий об этом. Более серьезное внедрение на украинскую территорию приведет к усилению санкций западными странами. Некоторые из них, такие как запрет российским банкам участвовать в системе международных платежей SWIFT, может в целом остановить российскую торговлю. Частичное блокирование нефтяного экспорта ослабит экономику, как в случае с Ираном. И чем больше проблем перед ним возникнет, тем с большей вероятностью Путин разыграет националистическую карту — а это значит большее количество зарубежных вторжений и еще больше санкций.

    Из России в Рио без большой любви

    Последний крупнейший экономический кризис России 1998 года привел к правительственному дефолту. В этот раз ряд банкротств банков, корпоративных банкротств и глубокой рецессии выглядит более чем вероятным. Но даже в таком случае отдача от этой ситуации может быстро распространиться за рубеж, как в страны, зависящие от торговли с Россией (экспорт в Россию составляет 5% ВВП стран Прибалтики и Беларуси), так и через финансовые импульсы. Подвержены этому воздействию банки и в Австрии, и в Швеции. Так что если компании в одной плохо управляемой ориентированной на сырье стране объявят дефолт по своим валютным облигациям, инвесторы начнут беспокоиться и о других — таких как Бразилия.

    Если российская экономика развалится, на Западе зазвучат неизбежные призывы отозвать санкции. На этой неделе Путин заметил, что 300,000 рабочих мест в Германии зависит от торговли с его страной. Но Ангела Меркель сделала верно, что осталась стойкой. Действия — должен, наконец, понять Путин — имеют последствия. Если вторгнуться в другую страну, мир предпримет действия против. То же касается экономики. Если бы Путин потратил большую часть времени, укрепляя российскую экономику, а не обогащая своих друзей, он не оказался бы сейчас настолько уязвимым.

    Перевод: Екатерина Федоришина

    Инф. delo.ua

    Внимание!!! При перепечатке авторских материалов с E-NEWS.COM.UA активная ссылка (не закрытая в теги noindex или nofollow, а именно открытая!!!) на портал "Деловые новости E-NEWS.COM.UA" обязательна.



    E-NEWS.COM.UA

    Электронная почта проекта: info@e-news.com.ua
    Тел.: +380-50-441-7388
    © E-NEWS.COM.UA. Все права защищены.
    При использовании материалов сайта в печатном или электронном виде активная ссылка на www.e-news.com.ua обязательна. Мнения авторов могут не совпадать с позицией редакции. За содержание рекламы ответственность несет рекламодатель. Права на информацию принадлежат www.e-news.com.ua.