• Главная
  • ЛЕНТА НОВОСТЕЙ
  • АРХИВ НОВОСТЕЙ
  • Фотогалереи
  • Реклама
  • Контакты
  • RSS feed
  • Издается с 5 октября 2004 г.
  • Год после Майдана
    Опубликовано: 2005-11-08 15:06:00
    Приближается годовщина событий, которые одни называют «оранжевой» революцией, а другие – использованием в Украине западных технологий смены существующих режимов.
     
    Украина, одна из забытых богом стран; страна, считающаяся «черной дырой Европы», неожиданно для всей планеты вспыхнула яркой звездой свободы. Запад, по понятным причинам, видел только Майдан. Реально же необычный даже по мировым критериям всплеск свободы охватил Центр и Восток, Юг и Запад. Но центром внимания, и даже объектом восхищения был, конечно же Майдан. Однако отражал Майдан настроения Центра (особенно Киева) и Западной Украины, но отнюдь не всей Украины; и, прежде всего, - не Юга и Востока.
     
    Отмеченное обстоятельство для несведущих может показаться странным. Ведь основа социального взрыва для всех регионов была общей: это ненависть к власти, накопившиеся за последние 10 лет правления Кучмы, это – кумулятивный эффект протестной энергии, «закупоренной» факторами блокирования свободы, беспросветностью и нищенством.
     
    Все это так. Однако именно в Киеве как столице и в Западной Украине реакция на удушливое безвременье была по-настоящему взрывной. Именно здесь, вследствие особой ментальности, на общее для страны неблагополучие наложилась горечь от так и не состоявшейся за годы независимости национальной идеи. В дополнение к этому в Киеве все годы перманентно «срабатывало» чувство горделивости и достоинства жителей города-столицы, а в Западной Украине очередной раз дал о себе знать традиционный для галичан национал-радикализм. Здесь, а отчасти и в Киеве неудачи с украинизацией и разочарование в отношении суверенитета порождали драму разочарования, доходившего до отчаяния, находившего подчас выход в агрессивности. И, конечно же, когда избирательная кампания дала надежду на перемены, - Киев и Запад Украины откликнулись на новые возможности жаждой переломить ситуацию.
     
    Важным фактором порыва и надежд оказался Виктор Ющенко. Победа под его водительством внешне выглядела как реванш национал-патриотических сил начала 90-х годов. Ющенко, при всех его сомнительных лидерских достоинствах, - всегда был убежденным сторонником и носителем национальной идеи именно в варианте, - каким ее понимал и принимал Центр и Запад.
     
    На все это «наложилась» мощнейшая раскрутка Ющенко СМИ не только в Украине, но и на Западе (вернее – Западом), благодаря чему он обрел статус национального героя; ему приписывались черты и доблести, на которые он сам поначалу не претендовал. Но со временем народное признание, подогреваемое мощными финансовыми (в том числе западными) вливаниями, сделало свое дело, - и он стал символом нации и средоточением ее надежд.
     
    Так что истоки проявившегося по ходу избирательной кампании противостояния по линии «Центр – Запад» - «Восток – Юг» заключены были по большому счету не в персонах, а в чем-то глубинном, ранее приглушенном, а по ходу выборов главы государства вывернувшемся наружу.
     
    Теперь о природе самого раскола. В Украине, - и тут правде надо смотреть в глаза, - элементы раскола все годы независимости были, но – в тлеющем состоянии, и в основном в виде различий в ценностных предпочтениях. Это, - различия в языке, и в симпатиях, - одних в большей мере к России; других, - к Западу. Кстати, в той прошлой ситуации само отсутствие мощных русских партий свидетельствовало об отсутствии глубокого раскола и противостояния.
     
    В ходе развертывания избирательной кампании и, особенно, - подсчета голосов и, главное, - выхода на траекторию второго и третьего тура эффект поляризации по многим причинам нарастал. Дело все больше шло к тому, что из-за невиданного доселе в Украине накала страстей любой конечный результат, порождающий эйфорию у одной части страны, - автоматически вызывал протесты и чувство униженности (а не только горечь проигрыша) у другой части. И распределялось то и другое именно на линии разлома «Центр и Запад» - «Юг и Восток».
     
    Характерная особенность раскола, а может быть и его главная причина (удивительная для обездоленной страны) состояла в том, что за пределами первого тура (где были и основательно обессилившие левые) не было традиционного противостояния по линии «богатые – бедные».
     
    Возникшая пустота по части социальной идеологии должна была быть заполнена. И она «заполнилась», условно говоря, «этносоциорегионализмом». Так что не случайно, а закономерно у главных кандидатов имелся лишь шанс восполнить вакуум идей подходами этно-социальными. И хотя наиболее естественно что органично национальная идея сгодилась лишь для Ющенко, Янукович тоже вынужден был сесть на этого конька.
     
    Заметим, что сама постановка вопроса о федерализме – не есть что-то необычное, - и если общество претендует на демократию, - то за одно это нельзя заводить дела в прокуратуре. Хотя обеспокоенность, конечно, оправдана, как и негодование противников такой идеи. Но надо тем, у кого в руках прокурор и судьи, - определиться сначала с той чертой, за которую федералисты не имеют права заходить с точки зрения применения мер наказания. Этого пока не было, и поэтому прокурорские преследования выглядят как нарушение основ демократии.
     
    Хотя, конечно же, мотивации, которые выставляют федералисты, выглядят неубедительно и дают повод для встречных атак. Ведь те цели, которые были обозначены сторонниками федерализации, вполне достигаются реформой местного самоуправления, а равно и другими мерами.
     
    Правда, реформа местного самоуправления лишь усугубит ситуацию, если ей не будет предшествовать изменение морального климата, - что, кстати, в главном зависит от верхов, - ведь они все годы независимости растлевали страну, и ее народ.
     
    Без очищения от скверны то, что пока что присваивается (в смысле разворовывается) в основном вверху – т.н. «элитами», и их пыльным охвостьем, - будет при условии сохранения мафиозности с огромными добавками делиться между верхней и нижней властью, и народу вообще ничего не достанется.
     
    При этом местечковое присвоение будет еще более опасным, чем нынешнее верхушечное, поскольку в малых городах, в селах и поселках еще меньше прозрачности и контроля, чем на верхних этажах воровской иерархии. Там легче «придавить» местную прессу и т.д. В итоге такой реформы каждый районный, и даже поселковый администратор станет «олигархом».
     
    Беспредметным пока что является и выставляемый на Востоке вопрос «кто кого кормит» - Восток или Запад и так далее. И там, и там пока что все сверх полуголодного минимума присваивается верхними политико-экономическими эшелонами власти. Поэтому и малый бизнес везде (а не только работники по найму) – это миллионы обомжелых лавочников и менял, а не прослойка, отличающаяся благополучием. И все это, без нравственных перемен – останется таким же.
     
    В Киеве, легковесно относящемуся к событиям на Юге и Востоке, невдомек, что опасность для Украины составляет не сепаратизм чиновников от администраций, а «освоение» этой идеи народом восточных и южных регионов в случае невосприятия им того, что происходит в стране. Если раскол по ценностным критериям, и по критериям предпочтений и векторов будет углубляться и далее, и широкие массы встанут (чего пока нет) на путь углубления раскола, то тогда ни прокуроры, ни конституция ничего не будут значить. И не исключено, что идея федерализма может оказаться единственно консолидирующей. А худшей альтернативой ей может стать отрыв Востока и Юга от «материковой» Украины. И тогда осознание того, что политики доигрались, может стать запоздалым. Ибо глас народа – это глас божий.
     
    Худшее в этом случае может состоять и в дальнейшем детонировании раскола. Место противостояний по линии «Восток (Юг) – Центр (Запад)» может занять обостренность различий по линии «Запад (Украины) – Центр». Ведь Киев, как город лояльный и сверхблагополучный в этой ситуации может стать объектом легкой поживы сильных духом и непримиримых галичан. Известно, что радикальный национализм не может обойтись без близкого врага. Учесть надо и то обстоятельство, что события на Юге и Востоке разворачивались с оглядкой на Россию, которая допустила ряд тактических ошибок.
     
    Все это так. Но когда доходит дело до стратегии, - тактические просчеты России перекрываются (если в этом есть необходимость) коренными интересами. И в этом контексте раскол Украины, - если бы он повел к распаду, а значит, в лучшем случае, к катастрофическому ослаблению, - был бы ударом и по России. И те, кто утверждают обратное, не представляют ни коренных интересов России, ни вызовов, идущих со стороны глобализации.
     
    Сначала о мифе насчет поглощения Россией Украины. Мало кому у нас известно, что в советские времена Украина была дотационной. Так, при пересчете взаимообмена в мировых ценах ежегодная дотация Украине составляла тогда $ 16 млрд., что по нынешним временам, - с учетом обесценения доллара, - превышает сумму в $ 30 млрд. Сейчас же Россия, будучи ослабленной, без потрясений (как считается) не «освоила бы» и Беларусь. Показателен в этом отношении и опыт слияния ФРГ и ГДР. На маленькую ГДР потрачено за последние годы более $ 1 трлн., но «организмы» так полноценно и не срослись.
     
    Главное в другом. Украина после майдана, - на волне пробудившейся свободы, и запредельных надежд и ожиданий, не может остаться прежней. А, кроме того, неизбежно развеются мифы, порожденные эйфорией победы, и тут власти важно устоять, не свалиться.
     
    Специфика Украины, заключается в том, что мы лишены возможности успешно идти по пути Южной Кореи или Китая. Мы от авторитаризма уже отошли, но к либерализму (например, к законопослушанию) не пришли. И в этой ситуации у нас нет другого выхода, как сменить ту олигархическую модель, которая сложилась, и которая сродни махровому авторитаризму. Она похожа на ту, которая была при Ельцине в России, когда выращивался крупный капитал, который манипулирует государством и по сути является хозяином страны. Эта модель могла работать, когда происходил процесс первичного формирования крупного капитала в вульгарной форме, но сегодня мы переходим к другим процессам.
     
    Среди мифов, которые быстро развеются, - миф вступления в ЕС. Крах этого мифа заставит Украину осознать реально, хотя и с опозданием, потребность иной регионализации. И чем большим будет опоздание, тем больше будет потерь.
     
    Причин проблемности нашего вхождения в ЕС несколько, и многие из них лежат за пределами оценок Украины. Главное, - сложности «переваривания» 10 вновь принятых стран, ведь (напоминаю) только на сращивание ГДР с ФРГ потрачено было более $ 1 трлн. Вторая фундаментальная сложность, - нарастание «антиеэсовских» настроений в ядре Евросоюза. И так далее, и тому подобное...
     
    А теперь о новых вызовах, в том числе обусловленных майданом.
    Они необычны и даже настойчивы. От них стране не уйти.
     
    Первый вызов – это демократия. Ведь то, что произошло – это взрыв, порыв к свободе, но это еще не состоявшаяся демократия. Ведь демократия – это процедуры, это правила, это традиции. Очень легко быть демократом, когда тебя любят, выражают всемерную поддержку. Но это все очень быстро кончается, как кончилась огромная поддержка у Ельцина, который через короткое время вынужден был расстрелять Белый дом, а затем и сменил американизм антиамериканизмом. Поэтому сложность будет состоять в том, чтобы содействовать демократизации в условиях, когда очарование сойдет, и наступит разочарование.
     
    Второй вызов – это преодоление раскола страны. К этой проблеме не стоит относиться снисходительно, легковесно и шапкозакидательски. Потому что разлом состоялся не по причине преданности тому или другому лидеру, а, во многом, по причине ценностной разновнекторности. То есть речь идет о разных ценностных предпочтениях на Востоке и Юге Украины с одной стороны и Западе и Центре – с другой. Эти различия тлели все годы независимости, но они не были опасными.
     
    Сегодня на Востоке гражданам прошедшие события впервые дали импульс задуматься, кто они такие. И к тому же их унизили как. Унижен был Восток и Юг не специально, а самим как бы фактом «красот демократии», поддержкой их ОБСЕ и всем Западом. Это как будто подчеркивало: все те, кто на Майдане, - полноценные, а вы – нет. А ведь это далеко не так.
     
    Надо учесть, что на Востоке эти процессы самосознания только начались, гигант только проснулся. И если эти процессы не будут гармонизированы со стороны центра и будут дальше усиливаться, периодически выходя наружу, они могут обрести необратимый характер.
     
    Меры по предотвращению сепаратизма на Востоке и Юге могут быть разные, в том числе, – это реформа органов местного самоуправления, которая по сути смягчает опасность сепаратизма. Хотя, скорее всего эта реформа новым реформаторам пока не по силам. Пока что, как отмечалось, в сложившейся ситуации самый идеальный проект местной реформы обернется крахом, поскольку в условиях тотальной коррупции на местах появятся мириады воров внизу.
     
    Ну и наконец, инновационная модель.
     
    При нынешнем варианте олигархизации экономики она невозможна. Наши отечественные олигархи, в том числе из окружения новой власти пока не дозрели даже до уровня своих российских коллег, которые могут себе позволить иметь в своем бизнесе инновационную составляющую. Значит нужны механизмы перераспределения доходов в пользу высокотехнологичных сегментов, а у нас их нет.
     
    По поводу социально-экономических вызовов Майдана.
     
    Необходимо сгладить противостояние двух частей народа; речь идет о богатых и бедных. Благодаря колоссальному разрыву между доходами богатых и бедных, мы оказались страной, где «два народа» живут разной жизнью. Люди, выйдя на Майдан, в том числе выражали желание жить той жизнью, которую можно назвать благополучной. Ведь основная масса народа живет до сих пор в условиях нищеты и беспросветности, и раньше не было надежд, не было веры в лучшую жизнь, царило ощущение мрака из-за аморальности и всеохватывающей коррупции. Страна, в которой разрыв между «верхними» и «нижними» доходами (как в Украине) чрезмерно велик, - по определению не может быть стабильной. Такой разрыв сам по себе обладает силой разрушения. В такой ситуации наращивание пенсий и других доходов у простых людей должно намного опережать то, что получают богатые. А это невозможно без определенной политики по отношению к богатым. Эта политика – великое искусство. Она предполагает как бы замедление роста «верхних» доходов с одновременным включением перераспределительных механизмов в сторону сближения доходов. Здесь важно не травмировать бизнес, не лишить его мотивации к зарабатыванию денег.
     
    Для всего этого нужно правительство высочайшей квалификации, изучение мирового опыта, который есть и который востребован. Страна нуждается в союзе бизнеса и власти, цель которого – повышение жизненного уровня народа, а не разворовывание, как принято у нас.
     
    Юрий Пахомов, ForUm
    Внимание!!! При перепечатке авторских материалов с E-NEWS.COM.UA активная ссылка (не закрытая в теги noindex или nofollow, а именно открытая!!!) на портал "Деловые новости E-NEWS.COM.UA" обязательна.



    E-NEWS.COM.UA

    Электронная почта проекта: info@e-news.com.ua
    Тел.: +380-50-441-7388
    © E-NEWS.COM.UA. Все права защищены.
    При использовании материалов сайта в печатном или электронном виде активная ссылка на www.e-news.com.ua обязательна. Мнения авторов могут не совпадать с позицией редакции. За содержание рекламы ответственность несет рекламодатель. Права на информацию принадлежат www.e-news.com.ua.